Глава 5. Социальные факторы экономического роста и реформирование экономики России

Глава 5. Социальные факторы экономического роста и реформирование экономики России

^ 5.1. Эволюция взглядов на социальные функции государства в ходе экономической реформы в России

В условиях переходного периода, когда в нашей стране шел процесс становления и развития институтов рыночной экономики, роль государства как координатора и организатора социально-экономической жизни, не только не должна была ослабевать, но и, качественно совершенствуясь, должна была усиливаться. Это объясняется тем, что развитие рыночного сектора экономики предполагает не ограничение роли государства пассивной функцией “ночного сторожа”, а требовало от нашего общества выработки основ принципиально новой политики в области занятости населения и разработки соответствующей ей модели распределения доходов. Это положение и предопределяет необходимость активной социально-экономической роли Российского государства в условиях рыночной экономики. Поскольку государство должно, с одной стороны, через статичные модели распределения доходов обеспечить осуществление мер, направленных на смягчение и предотвращение негативных сторон и социальных последствий проводимых реформ, а с другой - через динамичные модели распределения доходов содействовать раскрытию созидательного потенциала социальной природы самого рынка.

Кризис советской экономической системы в конце 1991 года окончательно поставил наше общество перед фактом необходимости проведения экономической реформы, направленной на развитие рыночного сектора экономики и становления институтов частной собственности. Пре­ж­де чем пе­рей­ти к ана­ли­зу про­цес­са ре­фор­ми­ро­ва­ния, ос­та­но­вим­ся бо­лее под­роб­но на из­ме­не­ни­ях, про­изо­шед­ших за го­ды ре­фор­мы в сфе­ре за­ня­то­сти. Так, по мне­нию спе­циа­ли­стов Все­мир­но­го бан­ка1, в условиях перехода от плановой к рыночной экономике было реализовано три основных модели перехода к рынку труда. Первая модель перехода, которая была реализована в странах Центральной Европы, предполагает, что при сохранении относительно высокого уровня заработной платы происходит высвобождение рабочей силы пропорционально снижению объемов производства. В Рос­сии бы­ла реа­ли­зо­ва­на вто­рая мо­дель пе­ре­хо­да к рын­ку тру­да от по­ли­ти­ки все­об­щей за­ня­то­сти, ко­то­рая пред­по­ла­га­ет го­раз­до мень­шую сте­пень со­кра­ще­ния раз­ме­ров за­ня­то­сти на­се­ле­ния по от­но­ше­нию к со­кра­ще­нию объ­е­мов про­из­вод­ст­ва, а воз­ни­каю­щая раз­ни­ца ком­пен­си­ру­ет­ся за счет со­кра­ще­ния ре­аль­ной за­ра­бот­ной пла­ты. Данная модель перехода к рынку труда, по нашему мнению, характерна для большинства стран Восточной Европы и стран СНГ, в которых почти абсолютное большинство населения урбанизировано и еще до начала реформ было занято в индустриальном секторе экономики. Поэтому для этих государств переход к рынку труда (в отличии от таких стран, как Китай, Вьетнам и ряда других государств, в которых была реализована третья модель перехода к рынку труда) был обусловлен отсутствием дополнительных трудовых ресурсов для экстенсивного экономического развития. Другими словами, переход к рынку труда в этих странах осуществляется в ситуации, когда оптимум по Паретто находился на кривой общественной эффективности и проблема должна была решаться в соответствии с правилом Калдора-Хикса, т. е. путем предоставления компенсаций.

Современное социально-экономическое положение в России, как известно, очень сложное, а публикуемые оценки о результатах проводимых в стране реформ достаточно противоречивые. Так, например, достижение финансовой стабилизации, что было приоритетным направлением в деятельности российского правительства на протяжении всего периода реформ, (к 1998 году) во многом было достигнуто за счет резкого снижения более чем на 40% общего объема производства и соответственно сокращения валового внутреннего продукта. Все это и привело к образованию государственного долга и затяжному бюджетно-финансовому кризису. Отмеченная выше тенденция общего спада экономики отразилась и на динамике занятости. Занятость, как известно, относится к одному из важнейших блоков в рамках проводимых системных экономических изменений, и характеристика ее состояния должна учитываться в системе ценообразования в рамках макроэкономической политики правительства, а по факторам, определяющим условия занятости, можно рассчитывать условия и параметры экономического роста. В то же время существенно изменилась и отраслевая структура занятости. Так, например, в промышленности произошли структурные сдвиги в пользу добывающих отраслей при условии общего сокращении числа работающих, особенно эта тенденция проявилась в машиностроении и легкой промышленности. По Российской Федерации в многих субъектах Федерации официально был зарегистрирован уровень безработицы, который превышал средний уровень по стране, а на отдельных территориях (особенно в городах европейской части России и Северного Кавказа) отмечены явления массовой безработицы.

Если говорить о реальных результатах экономических реформ, проводимых в России, то можно с уверенностью утверждать лишь то, что наша экономика стала многоукладной, а в основе каждого экономического уклада, как известно, лежит определенный тип собственности, а это во многом и предопределило изменения в экономическом поведении большинства населения. Значительные изменения в структуре собственности существенно подняли значение и престиж, особенно на начальном этапе реформ, предпринимательской деятельности, но, к сожалению, одновременно с этим шел процесс потери интереса к наемному труду как со стороны самих наемных работников (низкий уровень заработной платы), так и работодателей (снижение объемов производства продукции).

Вышеописанные тенденции, естественно, нашли свое отражение в структуре денежных доходов населения, которая претерпела с 1990 года по настоящее время радикальные изменения. Так, например, если в 1990 году, т. е. до начала реальных экономических реформ, доходы населения в форме заработной платы составляли около 75%, то в настоящее время они составляют в среднем 60% денежных доходов. За тот же временной отрезок доходы от собственности и предпринимательской деятельности в общем объеме денежных доходов населения возросли в два раза. При этом, по данным Всемирного банка1 удельный вес в доходах первого дециля составил в 1993 году 1,2%, а первого квантиля 3,7% в то же время удельный вес десятого дециля составлял 38,7%, а пятого квантиля 53,8% соответственно разрыв в уровне доходов между высоко и низко доходными группами населения на начальном этапе реформ составил 32,25 раза. В настоящее время ситуация с дифференциацией уровней доходов немного улучшилась и, по данным экспертных оценок, разрыв между первым и десятым квантилем составляет порядка 25 раз.

С учетом отмеченных тенденций наблюдается явная необходимость переосмысления не только отдельных путей дальнейших реформ российской экономики, но и во многом самого концептуального выбора. Это объясняется тем, что социальное развитие пока не включено в целевую функцию реформ, т. е. не является включенным в единую конструкцию экономических реформ и как следствие этого исполнительная власть обращает внимание на параметры социального развития общества лишь в той степени, насколько это необходимо для поддержания в обществе общественно-политической стабильности. Поэтому социальное развитие в лучшем случае пока выступает лишь как некое ограничение в рамках проводимых экономических реформ.

В настоящее время признана необходимость отказа от идеи, сформировавшейся на начальном этапе экономических реформ, которая, как уже отмечалось выше, предполагала возможность достижения целей экономического роста за счет факторов социального развития общества. Выполнение социальных задач, направленных на сокращение чрезмерного неравенства в распределении доходов и сокращение показателей, характеризующих уровень бедности с учетом реалий современной России, становится необходимым условием для поддержания финансовой стабилизации и обеспечения в будущем высоких темпов экономического роста.

В теории и практики оценки проводимой социальной и экономической политики используют две основные концепции, определяющие распределение доходов по размеру и источникам. В экономической литературе для аналитических целей принято различать распределение: по абсолютному размеру (квантили, децили и кривая Лоренца) и по функциональному распределению, т.е. факторам производства - труд, земля, капитал (структура доходов населения).

Для определения уровня разрывов в доходах между различными группами населения в мировой экономико-статистической практике широко применяются децильные, квартальные и квантильные коэффициенты дифференциации. Под децильными коэффициентами понимается разбиение исходной совокупности на десять равных групп, под квартильными - на четыре равные группы, и под квантильными коэффициентами - на пять равных групп с последующим установлением отношений среднего дохода последней группы, имеющей высокий доход, к первой, - имеющей наименьший доход.

Одним из современных методов измерения дифференциации доходов населения является расчет накопленных (кумулятивных) частот (долей) определения кумулятивного ряда доходов и кумулятивного ряда численности. На основе этого осуществляется построение кривой кумулятивных частот, названной в честь американского статистика М.Лоренца - кривой Лоренца. Так, в 1991 г. коэффициенты Джини, характеризующие распределение доходов населения для стран различных регионов мира, были следующими: Латинской Америки - 0,495; Южной Азии - 0,383; Западной Европы - 0,314; Восточной Европы - 0,254. Для США коэффициент Джини составлял 0,326, Швеции - 0,205, Норвегии - 0,243. В 1990 г. коэффициент Джини для бывшего СССР был равен 0,256, Чехословакии - 0,207, Венгрии - 0,244.

Дж. Сакс в книге «Социальные конфликты и популистская политика в Латинской Америке» приходит к выводу, что экономическому прогрессу в Латинской Америке серьезно препятствовала значительная дифференциация в уровнях доходов. Распределение доходов в Латинской Америке более неравномерно, чем в значительной части мира, особенно по сравнению с Юго-Восточной Азией. В Бразилии, например, где бедная пятая часть населения имеет только 2% всех доходов, богатая пятая часть имеет 67%, т.е. в 33 раза больше. В Тайване на бедную пятую часть приходится 9%, а на богатую пятую часть - 37%, т.е. в 4 раза больше. В Латинской Америке средние доходы богатой пятой части в 21 раз больше, чем бедной части, а в Юго-Восточной Азии - в 9 раз. При этом, как известно, в России экономические реформы до последнего времени проводились без учета особенностей социальных законов формирования распределения богатства и доходов.

В то же время, для анализа распределения доходов по источникам его получения (структура доходов населения) рассмотрим их функциональное распределение по факторам производства. Этот показатель используется в экономической науке для определения доли национального дохода, которую получает каждый фактор производства (труд, капитал, земля). В задачи теории функционального распределения не входит рассмотрение случаев, когда индивиды получают доходы одновременно из трех видов источников, ее задачей является установление зависимости между доходом, приходящимся на фактор, и величиной (либо от величины) его вклада в процессе производства. Путем умножения цен факторов производства на их количество получается сумма возможного общего дохода на каждый фактор. Например, спрос и предложение на труд определяют величину заработной платы. Умножением данного фактора на число занятых можно рассчитать показатель совокупной оплаты труда, а сумма доходов, приходящаяся на различные факторы производства, будет соответствовать величине размера национального дохода. Личные доходы населения распределяются аналогично по функциональному принципу, так, например, наемные работники получают заработную плату, собственники земли - ренту (в современной России права собственности на землю пока остаются нераспределенными, и этот фактор можно не учитывать), а предприниматели соответственно получают прибыль.

Значение функциональной теории снижается из-за ее неспособности отразить ту роль, которую оказывают внерыночные силы при определении цен факторов производства, например влияние на уровень заработной платы коллективных договоров между работодателями и профсоюзами или влияние монополистов в собственных интересах на цены факторов производства. В связи с этим любые попытки, направленные на увеличение уровня доходов низкодоходных групп населения, предполагают повышение экономической эффективности, имеющихся в их распоряжении источников дохода, т.е. по размерам и факторам производства. Например, фактора труда, за счет увеличения уровней занятости и оплаты труда, но это возможно достичь только при условии переориентации механизмов, обеспечивающих порядок распределения капитала (в том числе человеческий) и степень контроля над имущественными активами от высокодоходных групп населения в пользу низко - и среднедоходным групп населения.


^ 5.2 Экономический рост и политика государства в сфере распределения доходов населения

Проблеме взаимосвязи между экономическим ростом и распределением дохода посвящено не так много работ, и в основном они исходят из предпосылки о том, что для обеспечения высоких темпов экономического роста необходимым условием является относительное неравенство в распределении доходов между различными группами населения.

Эта (во многом правильная) позиция сформировалась под влиянием западных экономических школ и вошла в экономическую литературу под названием “гипотеза Кузнеца”1. Известный экономист Саймон Кузнец, впервые исследовавший в исторической ретроспективе модели роста в современных развитых и развивающихся стран, предположил, что на ранних стадиях экономического роста распределение дохода между различными группами населения имеет тенденцию к “ухудшению”, т.е. к концентрации у высоко доходных групп. В то же время на более поздних стадиях экономического роста происходит улучшение в распределении доходов, т.е. происходит более равномерное распределение доходов между высоко и низко доходными группами населения. Это объясняется тем, что на ранних стадиях экономического роста развитие происходит за счет современного сектора экономики (двухсекторная модель структурной трансформации (полунатуральной потребительской экономики Артура Льюиса), где число занятых ограничено, а производительность и оплата труда относительно высокие и соответственно разрыв в доходах населения, занятого в современном и традиционном секторах экономики, может оказаться достаточно высоким. В последние десятилетия был опубликован целый ряд работ, в которых с позиций уже современной рыночной экономики опровергалась “гипотеза Кузнеца”, в том числе отчет Всемирного банка о мировом развитии за 1990 год2 и ряд других исследований3.

Экономической предпосылкой для данной модели развития является то, что высокие доходы узкой группы населения есть необходимое и достаточное условие для формирования сбережений, которые будут направлены в инвестиции в современный сектор экономики. Если население из высокодоходных групп будет инвестировать в производство, а население из низкодоходных групп будет тратить деньги на потребление, то при условии наличия прямой линейной зависимости между темпами прироста ВВП и сбережениями экономика с более высокой степенью неравенства в доходах будет развиваться более быстрыми темпами, чем при отсутствии данного неравенства. Это и ведет к возрастанию и национального дохода, и дохода на душу населения до размеров, когда можно будет уже относительно безболезненно начать его перераспределение от высоко- к низкодоходных группам населения при помощи налогов и социальных трансфертов, а до достижения определенного уровня экономического развития попытка перераспределения доходов может вызвать лишь снижение экономического роста. Сторонники данного подхода считают, что подобный тип социально-экономической политики, направленный на максимизацию темпов экономического роста в долгосрочном плане, обеспечивает повышение уровня жизни всех социальных групп общества и проблема искоренения бедности может решиться сама собой (особенно в условиях всеобщей занятости - Советская экономическая модель). Если рассматривать в ретроспективе историю экономического развития России (Советского Союза), то очень высокие темпы экономического роста, достигнутые во времена “политики индустриализации”, были обусловлены именно за счет применения данной модели экономического развития. Как известно, ее использование было возможно за счет того, что в то время (в Советском Союзе или в современном Китае) абсолютное большинство населения страны было безграмотно, жило в сельской местности и обеспечивало себя за счет натурального хозяйства. Это население согласно двухсекторной модели Льюиса и составляло тот самый традиционный сектор экономики. В настоящее время еще до начала экономической реформы, по данным Всемирного банка1, процент численности городского от общей численности населения в 1990 году составил 73,8%, и при том, что абсолютное большинство населения России было вовлечено в индустриальный сектор экономики и в условиях политики всеобщей занятости на них распространяли свое действие практически все институты социальной политики. Поэтому применение на практике вышеописанной модели экономического развития, в которой распределение доходов обеспечивается только за счет социальной природы самого рынка и социальных трансфертов, является неприемлемым, поскольку ведет не к увеличению, а к сокращению темпов экономического роста. Существует четыре основные причины, объясняющие данное утверждение:

- во-первых, опыт современной России показывает, что население с высоким уровнем дохода (в отличие от населения экономически высокоразвитых стран) не склонно к сбережению и реинвестированию большей части своего дохода в российскую экономику, а склонно (с этой проблемой сталкиваются и многие развивающиеся страны) к вывозу капиталов из России как в форме сбережений, так и в форме потребления (импортные продукты потребления). Поэтому стратегия развития, основанная на растущем неравенстве в распределении дохода между высоко и низко доходными группами населения России, приводит не к увеличению экономического потенциала страны, а к его сокращению за счет фактического сокращения такого фактора производства, как капитал;

- во-вторых, темпы экономического роста в современной России, как известно не очень высокие. Это можно объяснить тем, что уровень доходов на грани физиологического минимума низко и средне доходным групп населения (особенно на начальном этапе проводимых реформ) привел к сокращению трудовых ресурсов, поскольку за годы экономической реформы имело место достаточно резкое сокращение объемов потребления большинством населения Российской Федерации услуг образования и здравоохранения, а как известно, именно этот вид социальных услуг является фактором воспроизводства трудовых ресурсов. В этом и есть принципиальное отличие ситуации, которая сложилась в нашей стране, от ситуации в развивающихся странах, где абсолютное большинство населения занято в традиционном секторе экономики и является только потенциально возможным трудовым ресурсом современного сектора экономики и общества в целом. Поэтому социально-экономическая политика государства, направленная на увеличение доходов и повышение уровня жизни 40-50% наименее обеспеченного населения России, является необходимой предпосылкой для воспроизводства такого производственного ресурса как труд и, соответственно, обеспечения именно более высоких темпов экономического развития, чем политика, связанная с возможным увеличением разрыва в уровне доходов между высоко и низко доходными группами населения;

- в-третьих, общеизвестно, что возрастание уровня доходов наименее обеспеченных групп населения способствует повышению спроса на отечественные товары и услуги - в отличие от высоко доходных групп, которые, как уже отмечалось выше, потребляют импортные продукты. Повышение спроса на отечественные продукты и является тем фактором, которое формирует необходимые условия для создания инвестиционной среды и как следствие этого способствует становлению отечественного капитала и увеличению уровня занятости для абсолютного числа урбанизированного населения, а соответственно и уровня доходов как высоко, так и низко доходных групп населения. В связи с этим социально-экономическая политика государства в условиях переходной экономики России если будет ориентироваться на создание условий для увеличения темпов роста спроса на отечественную продукцию, то это также станет тем необходимым условием, которое обеспечит именно высокие темпы экономического роста;

- в-четвертых, более равномерный подход к распределению доходов в России в условиях переходной экономики является существенным материальным (за счет сохранения и увеличения таких экономических ресурсов, как труд и капитал) и психологическим положительным фактором в процессе социально-экономического развития. Ситуация, при которой будет продолжаться увеличение неравенства в уровне доходов между различными группами населения, будет способствовать усилению противодействия со стороны достаточно высоко образованных, но низко доходных групп населения ( в том числе и через механизмы общественного выбора) дальнейшему проведению реформ в российском обществе. В свою очередь, расширенное участие всех слоев населения в процессе экономического развития будет способствовать целенаправленному формированию в Российской Федерации институтов гражданского общества, что предполагает постепенный отказ государства от функции патернализма в отношении общества и принятие на себя функции организатора коллективных действий.

Приведенные выше четыре основные причины показывают, что высокие темпы экономического роста и сокращение неравенства в распределении доходов в условиях современной России являются не взаимоисключающими целями общественного развития, а являются взаимодополняющими факторами в современной парадигме социально-экономического развития российского общества. Косвенным подтверждением данного подхода к парадигме общественного развития России могут служить выводы экспертов Всемирного банка, опубликованные еще в 1990 году в (упомянутом выше) докладе1, посвященном проблемам бедности в развивающихся странах о том, что, к сожалению, дискуссии о характере политики в отношении бедных слоев населения чаще фокусируются на выборе между ростом и бедностью, но опыт многих стран подтверждает необоснованность такого подхода. Так, в частности, при правильном выборе политики бедные могут участвовать и вносить свой вклад в экономический рост, а быстрое снижение уровня бедности способствует устойчивому экономическому росту.

Для анализа порядка распределения дохода по размеру, как уже отмечалось выше, используется кривая Лоренца, которая, как известно, отражает действительное количественное (т.е. процентное) соотношение между долей получателей дохода к их общему объему.

В своей книге “Бедность, неравенство и развитие”1 Г.Филдс иллюстрирует при помощи кривой Лоренца три возможных случая дуального развития (описанные в модели А.Льюиса). Общая характеристика экономического положения в современной России показывает, что оно также может быть описано при помощи модели дуального развития Льюиса. Например, производственно-технический и трудовой потенциалы ряда отраслей промышленности и сельского хозяйства можно отнести к традиционному сектору экономики (несмотря на то, что это есть результат индустриального развития, а не натурального хозяйства, как это характерно для развивающихся стран и было характерно для экономики СССР тридцатых годов). При подобном делении мы исходим из предпосылки, что если экономическое поведение организаций бюджетной сферы, предприятий (вне зависимости от форм собственности) и домохозяйств определяется финансовыми институтами, характерными для рыночных отношений (в том числе по уровню и срокам выплаты заработной платы), то данные экономические субъекты могут быть отнесены к современному сектору экономики, если же не финансовые институты определяют поведение экономических субъектов, то они (также вне зависимости от форм собственности) должны быть отнесены к традиционному сектору экономики. Предложенная нами граница деления на современный и традиционный секторы экономики условно пройдет внутри многих предприятий функционирующих в реальном секторе экономики и организаций бюджетной сферы, в которых очень низкий уровень заработной платы.

В практике хозяйственной деятельности можно описывать и анализировать с позиции распределения доходов три типа дуального развития: первый тип предполагает модель роста за счет расширения современного сектора, но без изменения уровня заработной платы в обоих секторах; второй тип, когда рост производства в современном секторе не сопровождается ростом занятости в нем. В этой модели уровень занятости и уровень оплаты труда в традиционном секторе не снижается (но при условии не снижения валового продукта в целом), а результаты экономического роста соответственно распределяются среди узкоограниченного круга лиц. И третий тип, который предполагает достижение экономического роста за счет развития традиционного сектора экономики, при котором все выгоды придутся в основном на долю занятых в традиционном секторе.

Путем приложения вышеописанных моделей экономического роста к современным реалиям российской переходной экономики можно составить ряд утверждений:

- использование модели роста за счет развития традиционного сектора приведет к более равномерному распределению доходов между различными группами населения и сокращению размеров распространения бедности, как по масштабам, так и по глубине. При этом кривая Лоренца в своей нижней части сдвигается вверх (т.е. влево) и располагается ближе к линии абсолютного равенства. При всей кажущейся привлекательности данного типа развития его реализация в рамках среднесрочной программы развития в условиях современной России, приведет к окончательному отставанию финансового, производственно-технического и трудового потенциала нашей страны от стандартов развития сложившихся в экономически высокоразвитых странах в начале ХХ1 века;

- использование в экономическом развитии России модели, ориентированной на рост только в современном секторе без пропорционального ему роста занятости, приведет, безусловно, к увеличению национального дохода (при условии не снижения объемов производства в традиционном секторе), но его распределение будет менее равномерным и позитивных изменений в масштабах бедности не произойдет. Кривая Лоренца при этом в своей верхней части сдвинется вправо вниз от диагонали, определяющей состояние равенства.

Использование данной модели развития, в настоящее время (в отличии от начального этапа реформы) не представляется возможным, так как за годы проведения экономической реформы в России произошла резкая дифференциация населения по уровню доходов и это привело к тому, что порядка 20-25% населения по уровню душевых доходов оказалось ниже уровня прожиточного минимума (физиологического).

В настоящее время, возможно использование модели развития, которая предполагает обеспечение экономического роста за счет развития современного сектора экономики при условии, что увеличение объема произведенной продукции будет прямо пропорционально объему занятости в нем. Реализация данной модели социально-экономического развития позволяет увеличить абсолютный рост доходов населения и соответственно снизить масштабы абсолютной бедности. Соответственно кривая Лоренца на отрезке, отражающем положение низко и средне доходным групп населения, сдвинется влево по отношению к первоначальной, что не касается кривой Лоренца, отражающей положение высоко доходных групп населения, занятых в основном в современном секторе экономики, то она также, возможно, сдвинется влево, несмотря на то что их доходы в абсолютном исчислении, как минимум, не уменьшатся, а, скорее всего, увеличатся. Это объясняется тем, что величина доходов, приходящаяся на высоко доходные группы населения, получит тенденцию к снижению относительно общей величины доходов населения за счет увеличения в абсолютном выражении величины последних.

Для выработки оптимального варианта социально-экономического развития в целях продолжения реализации политики экономической реформы, проводимой в России, необходимо соединение в рамках социально-экономической политики двух вышеописанных подходов к распределению доходов, что позволит сократить размеры неравенства в распределении доходов, которые сложились за годы проведения экономической реформы. Как видно из приведенных материалов, не темпы экономического роста определяют характер распределения доходов, а его экономическая структура и, соответственно, упомянутый в начале выбор между быстрыми темпами экономического роста и более равномерным распределением доходов, поэтому в условиях российской действительности есть выбор между темпами роста доходов различных групп населения. По нашему мнению, реализация государственной социальной политики на сокращение масштабов бедности и неравенства в распределении доходов в Российской Федерации является не только необходимым условием для начала экономического роста, но и явится фактором ускорения его темпов, поскольку более эгалитарный подход к распределению доходов, как уже отмечалось выше, создает объективные предпосылки для сохранения и дальнейшего воспроизводства имеющихся в распоряжении нашего общества таких экономических ресурсов как труд и капитал. Другими словами необходим выбор такой стратегии развития, которая позволит путем улучшения материального положения большинства населения страны обеспечить оптимальные темпы экономического роста.

Разработка основ государственной социально-экономической политики в рамках вышеописанной парадигмы предполагает анализ порядка распределения доходов населения по четырем основным направлениям:

- изменение функционального распределения дохода за счет воздействия на относительные цены факторов производства;

- изменение распределения дохода по размеру за счет прогрессивного перераспределения ресурсов в пользу средне и низко доходных групп населения;

- сокращение доли доходов наиболее обеспеченной части населения посредством прогрессивных налогов на доходы и имущество;

- увеличение доли доходов наименее обеспеченной части населения посредством прямых трансфертных платежей и безвозмездного предоставления государством товаров и услуг населению.

Описанные выше четыре основных направления деятельности есть не что иное, как методы реализации социальной функции государства, которые и определяют основы реализации социальной политики Российского государства на нынешнем этапе экономической реформы предполагает решение триединой задачи по следующим составным элементам:

- социальная функция должна быть направлена на устранение ценовой деформации на факторы производства, что будет способствовать росту эффективности производства и формированию рынка труда. Это достигается через систему ценообразования (на основе институциональных либо региональных критериев), т.е. через подачу с точки зрения общества правильных сигналов, которые будут регулировать активность как производителей, так и поставщиков ресурсов;

- социальная функция должна быть направлена на структурные изменения с целью перераспределения богатства и власти в обществе, это может происходить как в статичной форме (приватизация либо реприватизация) или в динамичной (в форме перераспределения через экономический рост, либо в форме инвестиций в человеческий потенциал). Все это будет способствовать росту уровня занятости и соответственно уровню доходов;

- социальная функция должна быть направлена на выравнивание уровня доходов между различными группами населения путем применения прогрессивного налогообложения всех видов доходов и имущества. Это позволит государству проводить политику по субсидированию потребления в форме финансовых и натуральных выплат либо в форме субсидированных товаров и услуг, которые государство через соответствующие институты будет предоставлять потребителям.


^ 5.3. Основные направления реализации социальной политики государства в экономике России

1. Изменение функционального распределения доходов путем воздействия на цены факторов производства.

Реализация предложенной парадигмы социального развития, которая предполагает выравнивание уровня доходов между различными группами населения, позволяет определить методические основы и методы реализации социальной функции государства.

Метод социальной политики, предполагающий изменение функционального распределения дохода за счет воздействия на относительные цены факторов производства, представляет собой традиционное направление социально-экономической политики государства и обычно включает в себя действия, направленные на оптимизацию цен на такие факторы производства, как цена труда и цена капитала.

Цены на факторы производства в экономике являются основными стимулами производства, поэтому их корректировка будет способствовать повышению производительности и эффективности труда и, как следствие этого будет способствовать сокращению неравенства в распределении дохода, поскольку расширение сферы занятости (в том числе и за счет предоставления работы малоквалифицированным работникам) является фактором снижения высоких доходов владельцев капитала.

Реализация данного метода распределения дохода предполагает в первую очередь воздействие на такой фактор производства, как цена капитала с целью его увеличения. Повышение цены на основной производственный капитал создаст заинтересованность у работодателей в использовании избыточного предложения труда по сравнению с дорогостоящим производственным капиталом.

В отношении фактора цены труда ситуация более сложная. Так, например в условиях современной России использование стандартной рекомендации о снижении заработной платы не представляется возможным, поэтому необходима специальная работа по ее перераспределению, т.е. поднятие уровня реальной заработной платы в депрессивных регионах и отраслях при сохранении либо даже при некотором снижении в тех регионах и отраслях, где уровень реальной заработной платы оказался гораздо выше, чем средний по Российской Федерации.

Еще одним важным фактором в реализации метода социальной политики, направленным на изменение функционального распределения дохода за счет воздействия на относительные цены факторов производства, является пересмотр обменного курса валют, что может создать предпосылки к повышению конкурентоспособности отечественной промышленности на внутреннем рынке, а это в свою очередь ведет к повышению уровня занятости и уровня платежеспособного спроса населения, т.е. могут сложиться предпосылки для формирования в экономике (России) инвестиционной среды.

Следует, так же отметить, что эффективность данного метода распределения доходов будет обусловлена двумя взаимно дополняющимися факторами: способностью государственных органов власти и управления найти оптимальное соотношение между ценой труда и ценой производственного капитала и способностью работодателей переориентироваться на трудоемкие методы производства вследствие снижения цены на труд по отношению цены капитала.

Метод социальной политики, направленный на изменение распределения дохода по размеру за счет прогрессивного перераспределения ресурсов в пользу средне- и низкодоходных групп населения, предполагает изменение распределения собственности. Как уже отмечалось выше, информация о ценах и степени использования производственных факторов (труд и капитал) дает возможность рассчитать доход на каждый из этих факторов, поэтому для определения размеров и структуры личных доходов необходимо знать степень концентрации этих факторов среди различных групп населения, т.е. порядок концентрации имущественных активов. Так, например в настоящее время в России очень высока степень концентрации капитала. Так, косвенным подтверждением этого является то, что 20% высокодоходной группы населения получает 50% и более национального дохода. В этих условиях политика изменения цен на факторы производства является, безусловно, необходимым, но не достаточным условием для реального сокращения неравенства в распределении доходов. Поэтому другой очень важный аспект государственной политики, направленный на сокращение неравенства в распределении доходов, состоит в том, чтобы уменьшить контроль над собственностью со стороны высокодоходных групп населения, что приведет, во-первых, к сокращению неравномерности в распределении власти и, во-вторых, обеспечит низко- и среднедоходным группам населения доступ к специальному образованию и возможность получения оплачиваемой работы.

Решение описанных выше задач может быть достигнуто через изменения в налоговой политике государства, а именно: путем введения налога на недвижимость.

Другим важным направлением деятельности в рамках налоговой политики государства является усиление контроля за взиманием налога на доходы от капитала, что, во-первых, сделает более привлекательными инвестиции в реальный сектор экономики (по сравнению с фондовым рынком) и, во-вторых, станет действительным фактором перераспределения ресурсов между факторами производства (труд и капитал). При этом плательщиком данного налога должны будут выступать как предприятия и организации (резиденты и нерезиденты), так и физические лица, которые получают доходы в виде дивидендов и процентов.

Реальное становление, развитие и поддержка малого предпринимательства - вот направление деятельности государства, которое может стать одним из приоритетных направлений деятельности в политике перераспределения ресурсов по отношению к урбанизированному населению, которое в настоящее время составляет основную массу временно незанятых трудовых ресурсов. Основная цель поддержки малого предпринимательства заключается, например, в превращении достаточно образованного городского населения Российской Федерации в мелких собственников и соответственное увеличение уровня их доходов.

Становления класса мелких собственников окажет косвенное воздействие на повышение реальной заработной платы на крупных предприятиях промышленности, так как создание на малых предприятиях сотни тысяч новых рабочих мест позволит создать реальную конкуренцию на рынке труда и разрушит существующее в настоящее время у крупных предприятий фактически монопольное право контроля над рынком труда, что дает им возможность извлечения сверхприбылей от эксплуатации практически бесплатной рабочей силы.

Еще одним аспектом, требующим соответствующего вмешательства в рамках данного метода, является неравенство в распределении ресурсов в человеческий потенциал в форме накопленных знаний, опыта и навыков. Как следствие этого государственная социальная политика должна обеспечивать большинству населения доступ (при особой поддержке представителей низко- и среднедоходным групп населения) к профессиональному образованию как средству получения работы в будущем, но, как известно, само по себе образование не решает проблемы перераспределения доходов, если не сопровождается специальной поддержкой, направленной на создание рабочих мест, т.е. на превращение имеющихся у людей знаний в их реальный капитал.

^ 2. Изменение распределения доходов по размеру за счет перераспределения ресурсов. Для повышения эффективности в реализации метода распределения дохода по размеру за счет прогрессивного перераспределения собственности необходимо использование комбинации двух представленных форм перераспределения ресурсов, а, именно, статичной, предполагающей распределение результатов экономического роста, и динамичной через экономический рост (в том числе и в форме активного поощрения развития малого бизнеса).

Метод социальной политики, предполагающий сокращение доли доходов наиболее обеспеченной части населения посредством прогрессивных налогов на доходы и имущество, направлен на повышение уровня жизни беднейших слоев населения и на более равномерное распределение доходов между высоко- и низкодоходными группами населения.

Источником финансирования поставленной цели является прогрессивная система налогообложения дохода и имущества в форме прямого прогрессивного налогообложения личных и корпоративных доходов, а также личных и корпоративных налогов на имущество и прогрессивного налога на наследство. Основное бремя по этим видам налогов должно ложиться на высокодоходные группы населения.

В тоже время, например, существующая в настоящее время в России система налогообложения не соответствует вышеуказанным принципам, так, до сих пор не отлажен принцип налогообложения имущества, фактически не выполняет функции распределения дохода существующая до последнего времени система прогрессивного налогообложения доходов граждан. Действующая система косвенного налогообложения носит (несмотря на объективную необходимость в ее сохранении) регрессивный характер и как следствие этого население, относящееся к низко-и среднедоходным группам, отдает в виде налогов гораздо большую часть своих доходов, чем население, относящееся к высокодоходной группе. Это объясняется тем, что у населения, относящегося к первой группе, налогооблагаемая база является немобильной и налоги взимаются у источника их доходов либо расходов (налоги на заработную плату либо косвенные налоги, взимаемые при покупке). Налогооблагаемая база у высокодоходной группы населения является достаточно мобильной, так как основную часть своих доходов они получают в форме дохода на имущественные и финансовые активы, что позволяет им различными способами укрывать их от налогообложения. Главная же причина низкой собираемости данного налога состоит в том, что он до настоящего времени (как и в советской экономике) остается налогом на зарплату, так как взимается в основном на предприятиях, то есть по месту выплаты заработной платы. Это объясняется тем, что установленный законом порядок взимания подоходного налога с физических лиц через систему налоговых деклараций пока не получил широкого распространения в силу различных, в том числе и организационных, причин, а именно неготовности налоговых органов к сбору данного налога. Поэтому все остальные виды доходов физических лиц, которые они получают не в форме заработной платы, практически не являются объектом подоходного налогообложения. Так. в конце девяностых годов ХХ века доля подоходного налога, удерживаемого на предприятиях и в организациях от общего объема поступлений, по данным Государственной налоговой службы, составила порядка 97%, в настоящее время ситуация не улучшилась. Поэтому введение в Российской Федерации жесткой и действительно функционирующей системы прогрессивного налогообложения доходов и имущества является, одной из приоритетных задач в деятельности органов государственной власти, поскольку это позволит в условиях предполагаемого экономического роста обеспечить более равномерное распределение доходов.

Подоходный налог по своей экономической природе представляет собой наиболее адекватный источник для пополнения бюджетов всех уровней, и повышение его собираемости как минимум в два раза за счет реального перехода к взиманию данного налога через налоговые декларации позволит существенно повысить доходы бюджетов соответствующих уровней.

Взимание подоходного налога через систему налоговых деклараций, предполагает проверку предоставляемых деклараций. Контрольные показатели могут включать в себя и информацию о внешних признаках доходов физических лиц, то есть информацию о реальных расходах и имуществе налогоплательщиков. Поскольку организация подобных проверок ведет к увеличению административных расходов на содержание налоговых служб, то такие проверки, должны носить выборочный характер и охватывать ежегодно не более 5 - 10% из числа наиболее состоятельных налогоплательщиков. Выборочные проверки остальных категорий налогоплательщиков (не более 1% в целях контроля, в том числе и за возможными злоупотреблениями работников налоговых органов) могут проводиться по принципу случайного выбора.

Система администрирования подоходного налога работает, и это показывает опыт стран с таким налогом, тогда и только тогда, когда ежегодные декларации о доходах сдают все 100 процентов взрослого населения, без исключения. (Подразумевается, что семья может заполнять единую декларацию). Каждый индивидуум или домохозяйство (семья) напрямую отвечает за уплату налога. Проверки, проводимые по случайной выборе обеспечивают необходимый эффект. Конечно, налоговые службы должны иметь права в вопросе получения необходимой информации.

Только при 100%-ной системе заполнения деклараций можно реализовать преимущества этого налога:

- Обеспечивается достоверная информация для программ социальной помощи.

- Обеспечивается действенная возможность обложения вторичных доходов.

- Формирование эффективной системы налогового администрирования.

Постановка проблемы о том, что практически все граждане обязаны заполнять декларацию (включая лиц, занятых только в одном месте). Это не означает, что все лица, заполняющие декларации, реально должны уплачивать подоходный налог – как раз наоборот. Но чтобы доказать, что налогоплательщик имеет право не платить налог, он должен заполнить декларацию.

Каким должен быть размер необлагаемого минимума? Ответ неочевиден, хотя такой минимум должен гарантированно исключать бедные слои населения из числа налогоплательщиков, обеспечивая прожиточный минимум каждому гражданину.

Другим не менее важным направлением деятельности при введении в России системы прогрессивного налогообложения доходов и имущества физических лиц, относящихся к высокодоходным группам населения является взимание налога на наследование и дарение. Объектом налогообложения налогов на наследование и дарение, которые по своей экономической природе относятся к местным налогам, должно признаваться каждое полученное одним физическим лицом в порядке наследования (свидетельство о праве на наследство) либо дарения (нотариально удостоверенный договор) имущество, и при этом налоговая база должна определяться исходя из рыночной стоимости переходящего имущества. Налоговые ставки при исчислении размера взимаемых налогов на наследование и дарение должны быть дифференцированы по трем основным категориям налогоплательщиков: это - дети и родители; прямые родственники и другие наследники по завещанию; и другие налогоплательщики. Ставка налогообложения должна различаться между этими тремя категориями налогоплательщиков не менее трех раз. Для контроля за уплатой данного налога необходимо обязать учреждения и должностные лица, которые вправе совершать нотариальные действия, предоставлять в налоговые инспекции информацию о потенциальных налогоплательщиках.

Метод социальной политики, направленный на увеличение доли доходов наименее обеспеченной части населения посредством прямых трансфертных платежей и безвозмездного предоставления государством товаров и услуг населению, предполагает обеспечение государством низко- и среднедоходным группам населения определенного вида товаров и услуг.

Необходимость государственной поддержки населения, в рамках описываемого метода, предполагает использование двух основных подходов к ее реализации через политику, направленную на субсидирование потребления, т.е. через субсидирование производителя и потребителя. Механизмы предоставления субсидий производителям, которые предполагают передачу средств государства институту, взявшему на себя обязанности по обеспечению предложения соответствующего блага по своей природе, предполагает адресно-категориальный характер распределения данных социальных благ. В целом такой подход позволяет в основном поддерживать среднедоходные группы населения, от позиции которых во многом зависит (в том числе и через механизмы общественного выбора) общественная стабильность, а исполнение требования к усилению адресности в рамках категориального подхода позволит более эффективно использовать выделяемые из бюджета средства.

Механизм предоставления субсидий потребителям, который предполагает передачу бюджетных средств напрямую их конечным получателям, т. е. потребителям по своей природе, предполагает в основном адресный характер распределения социальных благ. Дотации, предоставляемые населению из низкодоходных групп населения (уровень потребления которых находится на уровне ниже физиологического минимума), безусловно, должны носить адресный характер, при этом достаточен лишь минимальный уровень проверки доходов потенциальных получателей дотаций, а именно на уровне заявительного принципа в соответствующие органы социальной защиты по месту жительства.

Другим основным направлением в деятельности государства по субсидированию потребления, является субсидирование производителей. Если субсидирование производителя касается тех благ, производство которых необходимо для обеспечения прожиточного (физиологического) минимума, то для поддержания среднего класса как фактора общественной стабильности, сохранение данного вида субсидий так же очевидно, как и поиск новых форм субсидирования производителей (например, подушевое финансирование) в отношении тех благ, уровень потребления которых входит в так называемый социальный прожиточный минимум.

Применение предложенных методических подходов в реализации социальной функции государства, в основе которой лежит достаточно эгалитарный подход к распределению доходов от высоко- к средне- и низкодоходных группам населения, позволит не только создать благоприятные условия для поддержания экономического роста, но и обеспечит высокие темпы этого роста. Использование вышеописанных методов социальной политики для поддержания уровня жизни низко- и среднедоходных групп населения выше уровня, определяемого рынком, является одним из важнейших элементов государственной политики по субсидированию потребления в условиях рыночной экономики.



5450913926596855.html
5451008365974688.html
5451103459302674.html
5451146412190360.html
5451272817396874.html